Тимур Шаов и народ

Неофициальный сайт ценителей творчества
"Я вовсе не отношу себя к фанатам Шаова. Очень придирчиво к нему отношусь,
но с искренним сочувствием, интересом и любовью. Это МОЙ ЧЕЛОВЕК"
Т.Зилотова
  Уважаемый читатель, если Вы считаете себя достаточно эрудированным и/или владеете навыками поиска в интернете, пояснения и комментарии вам не нужны. Думайте сами, решайте сами, читать или не читать.
  Для перехода по зеленым ссылкам в тексте песни и просмотра комментария нажмите кнопку "Показать/Скрыть комментарий".
  Редакция сайта не претендует на владение истиной в последней инстанции, в том числе и в «Пояснениях и комментариях», поэтому готова принимать к обсуждению любые предложения по их дополнению, уточнению и исправлению.

Тимур Шаов: Шмитовский проезд


Вот Шмитовский проезд, первейший из проездов.
Вот красота дворов, вот чистота подъездов.
Здесь люди так милы, не знают слова «сволочь».
И вместо гимна здесь Сен-Санс играет в полночь.

Здесь овощи крупны, а фрукты баснословны,
И Мурзики жирны, и Тузики огромны.
Ещё здесь нет ворон, лишь соловьи да сойки,
Платон и Томас Мор сидят у барной стойки.

А может, не они. Я их в лицо не знаю.
Но, скажешь им: «Салам» — они в ответ кивают.
Здесь в небе Южный Крест.
Ах, Шмитовский проезд.

Нарядные бомжи здесь пьют Шартрёз и Кьянти,
А денег им даёшь, бормочут: «Ах, оставьте!»
Здесь водят хоровод стыдливые путаны,
И замуж их берут морские капитаны.

Банкир здесь при деньгах, гаишник при дороге.
И все творят добро, спокойные, как боги.
На кухнях говорят за жизнь и за погоду.
И чайники свистят Бетховенскую «Оду».

Зеркальные пруды — жемчужина ландшафта,
И перед стартом здесь гуляют космонавты.
Отсюда не видать сиянья звезд кремлевских,
Но виден в ясный день в бинокль Колосс Родосский.

А, может, не Колосс. Как знать, на самом деле?
Возможно, это Пётр работы Церетели.
У ног его река,
Построен на века.

Широкий, как Гудзон, как Амазонка, длинный,
И редкий пешеход дойдёт до середины.
Бывает, президент заедет в воскресенье,
Старушкам раздаёт цукаты и печенье.

Архитектурный облик здесь ярок и прекрасен.
Здесь строил Корбюзье, Нимейер, Хундертвассер.
Здесь жили Лев Толстой, Ландау и Ботвинник,
Теперь я здесь живу, и пью тут свой полтинник.

Сижу тут, как сверчок, и песенки слагаю.
И свой шесток хвалю, чужой шесток ругаю.
И улицу свою вон как живописую,
Но вечером один гулять здесь не рискую.

Ну да, приврал, приврал, придумал, приукрасил.
Не жил здесь Лев Толстой, не строил Хундертвассер.

Но мне присущ такой счастливый взгляд на вещи.
Пусть кто-нибудь другой на свой приют клевещет.
По мне здесь – благодать,
Чего ещё брюзжать.

А как снесут наш дом — ужо пойдет веселье.
Построят офис, банк, а нас отсель отселят
Куда-нибудь в Фили,
Иль в Ново-Храпуново.
Куда ни отсели,
Везде, мой друг, хреново.

Но я и там спою, прославлю под гитару
Какой-нибудь проспект Бакинских Комиссаров.
И это хорошо! Попробуйте Вы сами
Увидеть океан в простой помойной яме.

Ах, Шмитовский проезд,
Я твой певец брутальный.
Из всех сакральных мест
Ты впрямь наисакральный.
Здесь в небе Южный Крест.
Ах, Шмитовский проезд.

Хотите жить в раю?
Второй этаж с балконом.
Квартиру продаю
Всего за пол-лимона.


Back to Top


* Рейтинг@Mail.ru

View My Stats