Сайт ценителей творчества Тимура Шаова
"Я вовсе не отношу себя к фанатам Шаова. Очень придирчиво к нему отношусь,
но с искренним сочувствием, интересом и любовью. Это МОЙ ЧЕЛОВЕК"
Т.Зилотова

Биографическая справка



  Тимур Султанович Шаов родился 14 июля 1964 года. Ему не довелось получить систематического музыкального образования, что, возможно, помогло сохранить интерес к музыке. В то же время нельзя сказать, что у него нет никакого музыкального образования: сначала он изучил азы в музыкальном училище, которые преподавали тамошние студенты во время педпрактики; затем учился играть на гитаре в беседках; а позже играл во Дворце пионеров в вокально-инструментальном ансамбле. Любопытно, что родители Шаова прохладно относились к его увлечению музыкой. Отец говорил ему: «Зачем тебе это надо, балалаечник?»
  Окончив школу в 1981 году, Тимур поступил в Ставропольский мединститут. На последнем, шестом курсе с ним случился весьма неприятный случай – он сломал себе ногу, из-за чего более полугода провёл в гипсе. В то же время этот перелом оказался отправной точкой в его творчестве: валяясь в гипсе, Шаов написал свою первую песню – разумеется, о том, что с ним случилось; песня так и называется – «Я себе сломал ногУ» (впрочем, на самом деле всё было совсем не так).
  После окончания мединститута в 1987 году Тимур был направлен по распределению в родную Карачаево-Черкессию, но не домой, в «столичный» Черкесск, а сельским или, как он сам потом говорил, «земским» врачом в станицу Зеленчукскую (а жить пришлось в посёлке Нижний Архыз, за 25 километров от работы). Распределение в советские времена предполагало обязательство отработать три года, однако Шаов задержался там на целых двенадцать лет. Этому периоду жизни посвящена песня «Деревенька» (впоследствии с ней он стал лауреатом Грушинского фестиваля).

  В книге «Песни и не только...» Тимур Шаов пишет:

  «Родился я 14 июля 1964 года в городе Черкесске, маленьком, зелёном провинциальном городке в предгорьях Кавказа. Семья у меня интернациональная - папа черкес, а мама ногайка.

  Однако первым интернационалистом в нашей семье был прадед. Звали его Джамиль, и он имел четырёх жён, что разрешалось правоверному мусульманину. И все жёны были разных национальностей - черкешенка, абазинка, русская и карачаевка. Причём прекрасно уживались, как гласят семейные предания. Дед, Азамат-Гирей, был репрессирован в 1933 году, как служивший в Белой армии. Бабушка осталась с четырьмя маленькими детьми на руках, да ещё и взяла в семью парализованного сироту-племянника. Её исключили из колхоза, как жену репрессированного. Живи, как хочешь...

  Достаточно поздно я узнал, что род Шаовых это, оказывается, черкесский дворянский род. Родители от нас это скрывали, по понятным причинам. Моя жена, грузинка, иронизирует, что, мол, у вас, черкесов, у кого мельница, тот и князь. Но это она от зависти. А мельница у нас, действительно была в родовом ауле Зеюко. Может, на старости добьюсь реституции, верну земли, восстановлю мельницу и стану добрым мельником с белыми от муки усами...

  Дед по материнской линии, Абдул-Хамид Шаршенбиевич Джанибеков, был незаурядной личностью. Просветитель ногайского народа, писатель, историк, фольклорист. В Астраханской губернии он открыл первые земские школы для детей бедных скотоводов, преподавал там русский язык. Издавал журнал, был редактором книжного издательства. Его пьесы шли в Астраханском театре. Им была составлена новая графическая основа ногайской письменности - он автор современного ногайского алфавита. В астраханской области и в Дагестане его именем названы школы, в Астрахани есть Дом-музей Джанибекова. Каждый год там проходят "Джанибековские чтения" - научные конференции.
  А я стесняюсь туда ехать, потому что по-нагайски - ни бельмеса. По-черкески тоже. Обидно. Утешает только пример некоторых зарубежных потомков Толстого, Достоевского, Пушкина, которые по-русски тоже не особо андерстенд...

  Дедов живыми я не застал, а бабушек помню смутно. Одна бабушка - Аминат - татарка, а другая - Халимат - черкешенка. Говорят, пока была жива бабушка Халимат, до трёх лет я лопотал по-черкесски...

  Ну и, конечно, всем на свете я обязан моим папе и маме. И не только самим фактом рождения, но и тем, что стал более-менее приличным человеком.

  Отец, Султан Азамат-Гиреевич, инженер-конструктор, изобретатель, всю жизнь проработал на производстве в Черкесске. Я не переставал удивляться широте его интересов. Читал он постоянно, книги самой разной тематики. "Кристаллография", "Шмели и термиты", "Ноосфера", "Теоретическая физика", "История Возрождения" и т.п.
Папа был очень проницательным человеком. Все наши с братом детские шалости и юношеские закидоны вычислялись им мгновенно. Но он нас так ни разу и не выпорол. Может, зря. Учил нас шахматам и отвечал в семье за разъяснение балбесам точных наук.

  За науки гуманитарные отвечала мама. Она окончила МГУ, училась в аспирантуре, защитила диссертацию. Работала директором Карачаево-Черкесского научно-исследовательского института истории, языка и литературы. Была общественным деятелем, депутатом, всё время кому-то помогала... Она любила помогать, была очень добрым и светлым человеком. Всю жизнь они с отцом собирали библиотеку, в которой мы с братом паслись с младых ногтей.

  В такой семье стыдно быть оболтусом. Учился я хорошо, легко поступил в Ставропольский мединститут. Молодость была бурная, но мы умудрялись и пьянствовать и учиться. Студенческий КВН, первые песни, КСП, фестивали - всё связано со Ставрополем. Работать я начал в Черкесске, в Областной больнице.

  Потом поехал по распределению в станицу Зеленчукская. С женой и грудным ребёнком мы поначалу жили в деревенской халупе без воды, канализации и отопления. Вместе с нами жили мышки. А надо сказать, что моя жена, мягко скажем, боится мышей. Террористы, стихийные бедствия, эпидемии - это всё ерунда, по сравнению с мышами. Поэтому, когда я уходил, она забиралась с ребенком на стол и сидела там до моего возвращения. Потом, над нами сжалилось местное начальство и мы получили однокомнатную квартиру в посёлке Нижний Архыз - это маленький Академгородок при Зеленчукской обсерватории.

  В 1996 году я послал кассету со своими песнями на конкурс "Московских окон", был замечен, вызван в Москву. Ну и закрутилось - концерты, запись альбома, интервью на радио, выступления на телевидении (тогда ещё ТВ меня не боялось). Долгое время я пытался совмещать песни и врачевание.

  Но в 1999 году пришлось сделать выбор, и я переехал поближе к Москве, в Дубну. Там живёт мой старший брат Мурат, врач-психиатр. Он теперь глава нашего рода. Я всегда старался ему подражать. В детстве он меня поколотил только один раз - было за что, и я запомнил этот урок на всю жизнь.
Он неизмеримо лучше меня.

  Сейчас я живу в Москве. Счастливо женат уже более 20 лет, трое детей. Пишу песни, когда не лень. Извините, что так коротко о себе, но я брался за эти записки в большей степени для того, чтобы рассказать о моих корнях. Память, ребята, великая вещь.»



Back to Top


* Рейтинг@Mail.ru

View My Stats